Вейхман Григорий Абрамович

Материал из Энциклопедия ВИИЯ (ВКИМО)
Версия от 20:57, 26 января 2013; Evgeny (обсуждение | вклад) (Новая страница: «Вейхман Григорий Абрамовичзакончил педагогический факультет №3 ВИИЯ в 1951 году.26 января …»)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Вейхман Григорий Абрамовичзакончил педагогический факультет №3 ВИИЯ в 1951 году.26 января известному выпускнику ВИИЯ КА, участнику Великой Отечественной войны, профессору, доктору филологических наук Вейхману Г.А. исполняется 89 лет. Нам удалось встретиться с Григорием Абрамовичем и побеседовать.Вот какой разговор получился.Григорий Абрамович, расскажите, пожалуйста, немного о Вашей семье.Мой отец Авраам Соломонович был врач, терапевт. В Гражданскую войну участвовал в боях против войск Юденича. Во время Великой Отечественной войны он стал главным терапевтом 40-й армии. Во время войны отец был награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны, в послевоенное время – орденом Ленина. Мать преподавала французский язык. Я с детства говорил по-французски. Она работала в школе, Московском институте иностранных языков, институте Востоковедения.Видимо иностранная языковая среда дома и побудила Вас заняться изучением иностранных языков?Обучаясь уже в старших классах школы, накануне войны, я пошел на курсы немецкого языка при Московском инязе. Преподавал на курсах немец Лийбэн и именно благодаря ему я хорошо знал немецкий язык. Когда же пришло время призыва, я пришел в военкомат проситься на флот – меня всегда тянуло к морю. Но судьба распорядилась иначе. В составе комиссии была блондинка с двумя «кубарями», она стала задавать мне вопросы на немецком, а я на них бойко отвечал. На ее вопрос, где я выучил немецкий, ответил, что окончил курсы. Тогда она сказала: «Теперь пойдешь на другие курсы». И меня отправили в Ставрополь-на-Волге на курсы военных переводчиков при ВИИЯ КА. Это определило мою дальнейшую судьбу.В конце 1941 года ВИИЯ КА, которым командовал генерал-майор Биязи, был эвакуирован в Ставрополь-на-Волге. В июне 1942 года из Ферганы в Ставрополь прибыл восточный факультет института Востоковедения, которым командовал полковник Степанов. Он влился сосотав ВИИЯ КА, как факультет восточных языков. Основной состав размещался в санатории на горе. Сейчас этого уже ничего нет- там водохранилище. Остальные подразделения института (курсы военных переводчиков, политический факультет) размещались в самом городе в бывшей школе комбайнеров. Курсы возглавлял подполковник танковых войск Потапов. Командиром роты был старший лейтенант Веклич.Как проходила учеба? Какими учебными пособиями вы пользовались?Основным учебным пособием на курсах был боевой пехотный устав немецкой армии, который мы штудировали «от и до». Затем было «Вождение войск». Как только переходили на вторую книжку, все знали, что скоро на фронт.Я начал учебу в июне 1942 года и через 8 месяцев был выпущен военным переводчиком 1-го разряда. Сроки обучения были разные в зависимости от степени подготовленности. По окончании в зависимости от результатов присваивали 1, 2 или 3-й разряд военного переводчика. Троечники получали 3-й разряд. Их было мало. Основная масса - 2-й, а те, кто сдал все экзамены на «отлично», получали первый разряд. Таких было мало. Но и таких тоже было немного: на моем курсе было двое - Манохин и я. Разряд давал получение более высокой должности.Где Вам довелось воевать?В марте 1943 года группа курсантов, в сотаве которой был и я, была отправлена на фронт. Я был направлен в разведотдел дивизии. Однажды меня вызывают в политотдел, где уже находился мой коллега по курсам Ладо Мигралишвили. Он был распределен в один из полков нашей дивизии. Нам поставили задачу зачитать воззвание к немецким солдатам на хорошем немецком языке. Мы пошли в один из батальонов, где предстояло работать. С комбатом пошли выбирать место, откуда удобно было бы зачитывать. Я выбрал кусты и указал на них комбату, добавив: «Вот хорошо бы оттуда..» На что комбат заметил: «Для начала их надо отбить у немцев». В конечном итоге сошлись на воронках от снарядов. Забираемся в них затемно, и с рассветом начинаем читать с помощью рупора. Немцы, заслышав немецкую речь, прекратили стрельбу и внимательно слушали. Но стоило нам закончить, начиналась такая стрельба, которую мы никогда не слышали! Открыли минометный огонь. Мы начали ползком переползать к своим. По нам вели постоянно огонь. Как вариант. Под непрестанным минометным огнем мы начали ползком переползать к своим. И вот во время последнего броска, когда оставались считанные метры до укрытия, Ладо перестал двигаться. Я кинулся нему. На шинели было бурое пятно - пуля попала ему в шею. Он погиб. Как только стемнело, мы похоронили его, и я вбил маленький колышек с надписью: «Младший лейтенант Л. Мигрилишвили, 1924-1943 г.г.» Где еще Вам приходилось применять свои знания во время войны?Был офицером разведуправления фронта, сам допрашивал пленных и работал с документами. Приходилось ездить в лагерь военнопленных, беседовать, отбирать людей для заброски к немцам. Забрасывали и держали потом с ними связь… А что ВИИЯ? Вы хотели продолжать учебу?Закончил я войну лейтенантом. Вернувшись с фронта, в 1946 году я восстановился в ВИИЯ, но не на немецкое, а английское отделение. Германия была повержена, немецкий я знал достаточно хорошо, хотелось изучать английский.Кто были Вашими педагогами?На первом курсе английский язык у нас преподавала Анна Григорьевна Кретная, на втором - Эля Рувимовна Ливенбук, а на третьем–Рошель Ясоновна Разумовская. На четвертом курсе у нас должны были начать преподавание носители языка – англичане и американцы. Некоторые служили в Советской армии. Надо сказать, что в старом ВИИЯ это было мудрым решением. Из англичан у нас преподавали Норман Нельсон, англичанка Баамс, целый ряд американцев. В 1949 году, когда начались чистки, их всех арестовали и сослали. Стали возвращаться, начиная с 1954 года, и прожили потом недолго. Образовался дефицит преподавателей. Некому было преподавать на старших курсах. Тогда взяли Машу Неусихину - нашу выпускницу, которая в 1946 году успела поработать переводчицей на Нюрбергском процессе. Язык знала хорошо. Брали также преподавателей со стороны, но все это было не то. И поэтому, когда мы окончили институт, нас оставили в ВИИЯ преподавателями. С моего курса стали также преподавателями Комиссаров и Ярошевский. Я был оставлен на нашем 3-м факультете.Как проходила учеба? Послевоенные годы были неспокойными.Наш курс (1946-1951) здорово шерстили. На третьем курсе стали проверять каждого как и почему поступил. Была специальная комиссия. Проверяли анкетные данные. Если оказывалось что-то нечисто, отчисляли. Проверяли здоровье и знания. Отчислили треть. Двух человек с нашего курса даже арестовали - это Лев Засецкий и Юлий Поляков. Посадили, в общем-то, не за что. Дело в том, что у нас были организованы поэтические кружки по переводу древнегреческой и римской поэзии. Вот они переводили стихи древних и по ночам собирались и их читали. Власти решили, что это антисоветские чтения и дали каждому по 5 лет заключения. Те, кто остался –это крепыши. Наш курс выпустил 5 медалистов (золотая медаль).После войны Биязи продолжил командовать институтом. Однажды в 1947 году в его кабинете появился генерал-майор Ратов. Об этом Биязи не был предупрежден. Ратов вручил ему конверт, в котором содержалось распоряжение министра обороны сдать дела Ратову. Это было не очень тактично по отношению в Биязи.Каково было Ваше распределение после окончания института?В 1951 году меня оставили преподавать на 3-м факультете и назначили на старшие курсы. Преподавал в ВИИЯ до его закрытия в 1956 году. В 1954 году меня в звании капитана с выслугой в 16 лет уволили в запас. Но я оставался на кафедре вольнонаемным. В 2000 году в честь 65-летия Победы Президент Путин присвоил мне очередное звание «Майор в отставке».Что предшествовало первому закрытию ВИИЯ по Вашему мнению?Ратова сменил Хозин, ранее он возглавлял Военно-педагогический институт, который успешно развалил и который прекратил свое существование. Привел к развалу и ВИИЯ КА. Вместо того, чтобы выпускать военных переводчиков, он стал выпускать штабных офицеров со знанием языка. А это было уже дублированием того, что делала Академия имени Фрунзе и другие академии. Таким образом, в рамках сокращения ВС СССР ВИИЯ КА был сокращен в 1956 году как дублирующая организация.В 1956 году ВИ получил задачу переводить документы, сопровождающие военную технику в Египет. Было создано бюро переводов, куда собрали всех, кто мог переводить с русского на английский. Туда попал и я. Я был редактором технических текстов. Возглавля его Швейцер, а потом Кузнецов. Как сложилась Ваша судьба после закрытия ВИИЯ КА?В 1956 году я пришел в институт МИФИ на кафедру иностранных языков. С 1956 по 1960 годы там работал.В 1960 году меня пригласили на курсы военных переводчиков при Академии им. Фрунзе. Там работал до 1964 года. Потом перешел вместе с курсами в инженерную Академию им. Куйбышева. Спустя некоторое время эти курсы перевели в новый ВИИЯ. Это была переподготовка для гражданских лиц, призванных из запаса.18 лет я отработал в Московском автомеханичесско институте с 1970 по 1988 г. Занимался переподготовкой своих коллег - преподавателей. Затем я получил предложение поработать в московском Инязе. Где работал с 1988 г. по 2004 г. – откуда ушел на пенсию. Теперь сижу дома и пописываю книги, которые имеют педагогическую направленность.Довелось ли Вам побывать в странах изучаемого языка в послевоенное время?За свою жизнь я много поездил по свету: 31 раз был в Англии, трижды в Шотландии, дважды в Ирландии, трижды в США, по одному разу в Канаде, Австралии, Новой Зеландии для сбора материалов для своих книг.Как сложилась Ваша семейная жизнь?Женился в 1951 году на выпускникце МИФИ. У нас двое детей. Старшая дочь–кандидат филологических наук, работает на спортивном поприще. Вторая дочь – известная поэтесса Любовь Воропаева.Вы являетесь членом Совета ветеранов Великой Отечественной войны. Расскажите, пожалуйста, об этой деятельности.С 4 по 10 мая 1995 года нас из Совета ветеранов ВОВ России пригласили в Англию на празднование 50-летия Победы. 7 мая нас пригласили в Собор Св. Павла, где была королева со своим супругом. У меня с собой была моя новая книга на английском языке «Новый взгляд на английский синтаксис». Я решил подарить эту книгу королеве. Что и сделал через ее помощника. В ответ я получил благодарственное письмо. Со своими однокурсниками по ВИИЯ Вы встречаетесь?Каждые 10 лет праздновали очередную годовщину образования ВИИЯ. Мне запомнилось 20-летие ВИИЯ, которое отмечали в 1960 году в Доме Советской армии. Михаил Капица, выпускник ВИИЯ, ставший замминистра иностранных дел СССР. Он сказал, что проехал по 6 странам Юго-Восточной Азии, и в каждой из них послом служит выпускник ВИИЯ. В чем же дело? Может быть, нас лучше учили языку, лучше, чем в гражданских ВУЗах была политическая подготовка? Да, нет. Нас учили работать. Было еще несколько юбилеев. Последний юбилей, в котором я участвовал, был в 2000 году. Больше не приглашали.Уважаемый Григорий Абрамович, большое спасибо Вам за интересный рассказ. Ваша история неразрывно связана с историей нашего ВУЗа, который к сожалению, в очередной раз прекратил существование как самостоятельная единица. Общественый Совет выпускников старается сохранить историю ВИИЯ.От имени выпускников ВИИЯ позвольте пожелать Вам здоровья и долгих лет жизни.Интервью записалЕвгений ЛогиновФото из архива Вейхмана Г.А.